Skip to content
 

Какая она Тирана — столица Албании

Мы путешествовали по Албании на автодоме, не ставя себе цели досконально все изучить, но стараясь посетить самые характерные места, хотелось просто посмотреть, какая она Албания.  В 20 км от Тираны есть кемпинг Норд Парк, там мы и остановились, показалось самым удобным для посещения как и современной столицы страны, Тираны, так и столицы бывшей, города Круе, который виден прямо из кемпинга.


Петухи в кемпинге начинают кукарекать уже в пять утра (да, в кемпинге есть курятник!), конечно же, к петухам непривычные, просыпаемся и в 6 утра уже завтракаем.

Холодное и влажное утро, трава совершенно мокрая от росы, солнце вот-вот появится. На склоне горы чуть в дали лежит город Круе, уже сейчас ласкаемый первыми лучами солнца. Город всего в четырех километрах от кемпинга.


На короткую экскурсию по Тиране нас собирается несколько пар, приехавших сюда на кемпере, и бельгийка Элизабет, путешествующая по Албании на велосипеде. За нами заезжает микроавтобус и мимо аэропорта Матери Терезы едем в столицу.


Те, кто бывал несколько раз в Албании, рассказывают, что здесь характерно то, что полиция не «стрижет» туристов и не ловит их без особой на то причины. Тоже самое и в магазинах или ресторанах — туриста, как правило, не пытаются надуть на обменном курсе или при расчете.

В Тиране сегодня живет около 600 тысяч человек и на первый взгляд Тирана производит впечатление большого и современного города. Вероятно, со стороны аэропорта такой въезд в город. Во всей Албании живет около 3-3,5 млн населения и еще около 2-2,5 млн албанцев разбросаны по свету. Даже зарубежом албанцы стремятся сохранять свои сообщества, особенно их много в странах бывшей Югославии, Италии, Германии, Америке, да и в других странах. Даже переехав, они сохраняют свои язык, обычаи и национальную гордость. Называют себя «шиптари», и это без негативного призвука, как их называют шиптарями в странах Балкана. Здесь «шиптарь» совсем не обидное прозвище.


Тирана стала столицей всего 100 лет назад, здесь практически нет того, что обычно в европейских городах называют «старым центром города». Самое заметное развитие города пришлось как раз на эпоху социализма.

В городе все еще множество многоэтажек постройки тех времен и не все хорошо сохранились.

По городу нас водит местная 22-летняя Дауна, только выучившаяся на туристического гида. С Дауной нас встретила ее симпатичная подружка Герта, которая нам сразу же сообщила, что она с нами »just for fun« — только поразвлечься, а еще с ними пришла мама Дауны, которая говорит только по-албански. Не очень обычно, но нам это совсем не мешает, так даже интереснее, подобрали же мы в кемпинге и бельгийку. Со всеми разговариваем по-английски.
Елизабет и Герта:

С нашим экскурсоводом практикуемся в албанском языке:
Jo — значит Нет, Po — значит Да, кивать головой обозначает обое — соглашаешься ты или нет. Дауна соглашается — Confusing :). Пытаемся запомнить, как сказать Спасибо — Falamenđeric, что-то в этом роде, но это очень книжно. Если же хочешь поблагодарить по-простому, можно сказать просто — Rovšj. О, это совсем не так просто, язык так не сворачивается…
Выходим на главную городскую площадь — площадь Скандербега.

Скандербег это народный герой, который в 15-м веке возглавил борьбу против турецких войск, которые в те времена пытались завладеть Албанией. Скандербег тогда объеденил разрозненные племена илиров и возглавил борьбу против турецкого владычества. Албания долго оставалась независимой даже во времена, когда страны вокруг Албании уже попали под турецкое влияние. Но такая маленькая страна одна не могла слишком долго противостоять могущественной Османской империи. Когда после смерти Скандербега турки завоевали Албанию, в плен и рабство отправили почти 600 тысяч албанцев, а в стране установилось турецкое владычество на последующих 500 лет. За это время христианство в стране было забыто и заброшено, Албания стала мусульманской страной.

Герб Тираны:

Страж порядка на главной площади:

Дядечка ждет пассажира:

На площади рядом с памятником народному герою бросается в глаза здание национального музея. Музей был построен во время «строительства коммунизма», так называет период диктатора Ходжы наша молоденькая гид. На фасаде музея фреска пропагандного содержания. По сравнению с другими зданиями, музей очень даже ничего. Словно перенеслись в СССР.


Во время второй мировой войны албанцы были в лагере антифашистов, во время войны страну оккупировали итальянские войска. А после войны к правлению пришел коммунист Энвер Ходжа, который достиг больших успехов в восстановлении страны из руин войны, но из-за своих убеждений и даже паранои постепенно прекратил взаимотношения со всеми зарубежными странами, даже с редкими союзниками по политическому лагерю — сначала с Югославией Тита, с Советским Союзом после смерти Сталина и в последнюю очередь с коммунистическим Китаем. Таким образом страна изолировалась от всего мира и увязла в невероятной бедности большинства населения. До сих пор еще выбираются из этого.
Наша Дауна, рожденная уже после эпохи социализма, рассказывает (советуясь с мамой), что в те времена выдавали по 2 бутылки молока на человека в месяц, по одной курице и килограмму мяса; все остальное было хлеб и овощи. Пожилые люди вспоминают те времена, как время ужасающей бедности. Вроде никто даже ничего не воровал, потому что воровать было нечего. А на единственном канале по телевидению показывали только программы про Ходжу и партию.
Для сравнения: сейчас двух-трехкомнатная квартира в Тиране стоит около 100 тысячи Евро. А средняя зарплата, например, учителя вертится около 600 Евро, зарплата рабочих — около 300 Евро.

Сразу за площадью внимание привлекает небоскреб Плаза отеля, сделано очень красиво. С другой стороны площади торчит еще недостороенный небоскреб (это очень по-албански — оставлять стройки незаконченными). Дауна объясняет, что администрация города загорелась идеей построить 10 похожих небоскребов вокруг площади, создать особенный sky-line, но, к сожалению, средства закончились и сейчас стоит так как успели построить.


Останавливаемся около Clock Tower, Часовой башни. Башня считается своеобразным символом Тираны.
Башню построили уже лет 200 незад на средства какой-то богатой семьи. В те времена высота башни была 30 м, часов как таковых еще не было, но часовой механизм уже отсчитывал время и отбивал каждый час. Число «дин-донов» обозначало, сколько часов. В 1928 году правительство Албании решило показать развитие и прогресс в стране, для этого в Германии купили настоящие часы, к башне достроили балкон и дополнительных 5 м в высоту. Такой башня остается и по сей день — в нижней части похожие на турецкие тонкие кирпичи, выше — почти венецианский «западный» стиль. В 1970 году во времена Ходжи, до начала строительства многоэтажек, эта башня была самой высокой постройкой Тираны.

Рядом с Часовой башней находятся музей и мечеть, действующая. Во время нашего посещения в мечети как раз делали какие-то ремонтные работы. Во времена диктатуры Ходжи в стране был официально принят атеизм, но мечеть сохранилась в качестве культурного памятника.

Современная Албания очень сильно ориентирована на Америку, нам часто встречаются американские флаги (хотя не так часто, как албанские, албанских флагов и символики везде просто ну очень много, такие патриоты?), гостиницы / рестораны почти все называются английскими названиями, модно все американское. Похоже, как было в СССР во времена перестройки.

Почти сразу за площадью, за мечетью, есть особенный музей — музей бункера. Внутри бункера фотографии людей, умерших или преследуемых во времена режима Ходжи. Именно этот бункер в Тиране не настоящий, построенный в качестве музея, но в других местах, в городе и по стране все еще немало бункеров, построенных по указке партии на случай войны. Сейчас эти бункеры просто доживают свой век, но тогда считалось, что каждая семья должна построить свой бункер. Оценивают, что в Албании около 600 тысяч бункеров. (Сейчас пишу и обращаю внимание, что уже в третий раз появляется число 600 тысяч — да, так оно и есть, такие данные — это количество жителей Тираны, число захваченных в плен албанцев и количество бункеров).




От бункера тянется очень приятный пешеходный бульвар:


Прогуливаемся до национальной галереи, которая было построена еще во времена социализма. Сейчас здесь главным образом проводят выставки молодых художников, но в архивах хранят и множество работ прошедшей эпохи. В сквере перед галереей стоит необычная конструкция, пытаемся понять смысл. «Это» больше всего напоминает облако. Так оно и выясняется — это инсталляция «Облако» японского артиста, а внутри ее, «в облаке», проходят музыкальные вечера и выступления разных поэтов и других творческих людей.


Нам очень понравились светофоры в Тиране — красный или зеленый свет горит не только в кружке светофора, но и вдоль всего столба, на котором светофор держится.
Красный свет:

Зеленый свет:

Для пешеходов:

В Тиране есть еще один особенный памятник, пирамида Энвера Ходжи (Ходжа пишется как Hoxha, но никак не пойму как читать xh ;)). Пирамида была построена по смерти социалиститеского правителя в качестве его музея, многие пирамиду именовали мавзолеем. Музей работал всего ничего, изменения политического устройства Албании изменили и судьбу пирамиды. Власти по сей день не могут прийти к согласию, что здесь сделать, хотели даже пирамиду снести, в настоящее время пирамида просто потихоньку ветшает. По любому, это своеобразный исторический памятник.


Парк вокруг пирамиды:

Было одно интересное соревнование (не знаю, официальное ли) — забег на пирамиду. На фотографиях угол наклона стены не кажется особенно крутым, но забраться наверх по гладкой стене, да причем бегом, не так и просто. А еще надо спуститься.

Правительственный район Тираны, парламент и здание правительства:


В парке напротив здания правительства натыкаемся на бункер, этот уже настоящий, ухожен и убран. И можно забраться внутрь.


Внутри бункера (мальчишкам будет интересно):

В Тиране наконец-то выясняем, что у них за деньги и какой курс обмена (а мы уже второй день в стране! ;)). Валюта называется Лек, за 1 Евро выдавали 125 Лек. 1000 Лек = 8 Евро. Везде берут и Евро, даже монетки, но на сдачу дают, что есть.
Фермерский рынок:

На оживленных перекрестках к машинам подходят попрошайки, просят деньги. На следующем перекрестке это был 10-летний мальчишка…

Движение в большом городе, пробки, пробки, пробки:


Чуть выехав из центра города, все уже выглядит попроще, по-домашнему. Все, что кому-то может понадобиться, можно купить в лавках вдоль дороги — от оливок на развес (кто-нибудь когда-нибудь уже слышал про албанское оливковое масло? я нет… теперь вижу почему — оливки продают как сырье, масло выжимает кто-то другой, может те же греки или итальянцы) до стиральных машин и диванов. Движение вдоль этого непрекращающегося магазина растягивается в бесконечность.


Чтобы выехать из Тираны и добраться до Круе в 20 км от Тираны, у нас ушел целый час, не из-за расстояния, а из-за скорости движения.

Источник.

Написать отзыв

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.