Skip to content
 

Поджигатель, уничтоживший древнее чудо света, чтобы люди помнили о нем.

В ночь на 21 июля 356 года до н. э., в бассейне Средиземного моря произошли два важных события. Одно создало историю, другое стерло ее.

В ту ночь в городе Пелла, столице древнегреческого царства Македонии, жена короля Филиппа II родила мальчика. Этот ребенок, годы спустя, создаст одну из крупнейших империй древнего мира, переписав историю большей части Европы, Азии и Северо-Восточной Африки. Этот мальчик будет Александром Великим (Македонским).

Другое событие было более прозаичным: вандал поджег храм. Однако этот храм не был обычным храмом. Это был один из величайших храмов, который был возведен в то время на Земле, он считался в течение последних двух тысяч лет путешественниками и учеными одним из семи чудес древнего мира.

Этот храм — Храм Артемиды, был расположен недалеко от древнего города Эфес, недалеко от современного города Сельчук, в Турции. Храм, посвященный богине Артемиде, предположительно был первым греческим храмом, построенным из мрамора. Колоссальное строение было более ста метров в длину и около пятидесяти в ширину. Его колонны имели 12 метров в высоту, и стояли двойными рядами, которые образовали широкий церемониальный проход вокруг храма, в котором размещался культовый образ богини. Эти колонны были высечены со сложными рельефами.

В ту ночь, когда царство Македонии радовалось рождению своего нового принца и будущего царя, в пятистах километрах за Эгейским морем, скромный человек по имени Герострат задумал оставить свой след в истории. Он вошел в храм Артемиды и поджег его. Деревянный интерьер храма, особенно его деревянные балки, статуя Артемиды и ковры быстро загорелись, и на следующее утро все, что осталось от храма – это тридцать шесть почерневших мраморных колонн и тлеющие руины.

Герострат был арестован, и когда его пытали, этот сумасшедший признался, что он сжег храм в попытке увековечить свое имя в истории. Эфесские власти не только казнили Герострата, но и запретили кому—либо упоминать его имя, тем самым обрекая его на вечную безвестность — совершенно противоположную тому, чего хотел Герострат.

Многие историки, такие как Цицерон и Плутарх, продолжали соблюдать указ, не упоминая имени поджигателя, но некоторые ранние писатели уже нарушили этот запрет. Одно известное нарушение было совершено Феопомпусом (380 г. до н. э.-315 г. до н. э.), который упоминает о Герострате в своей биографии о царе Македонии — Филиппе. Первая дошедшая до наших дней информация о Герострате — это география греческого географа и историка Страбона (64 г. до н. э.-24 г. н. э.).

Модель храма Артемиды, в парке Миниатюрк, Стамбул, Турция.

В первом веке римский историк Валерий Максимус снова упоминает о Герострате. Его эссе под названием «О аппетите к славе» приводит деяние Герострата как пример преследования отрицательной славы посредством совершения преступного деяния.

«Вот аппетит к славе с участием святотатства. Был найден человек, который спланировал сожжение храма Эфесской Дианы так, чтобы через разрушение этого самого красивого здания, его имя могло распространиться по всему миру. Это безумие он раскрыл, когда его допрашивали».

Максимус отмечает, что «Эфесяне мудро запретили память о злодее указом, но красноречивый гений Теопомпуса включил его в свою историю».

Действительно, имя Герострата продолжает появляться в книгах по истории на протяжении веков. Английский автор 17-го века Томас Браун с большим удовольствием отметил, что поджигатель даже пережил имена тех, кто его судил, и тех, кто пытался предать его безвестности.

После кощунственного акта Герострата горожане построили на месте разрушенного еще более величественный храм. Для этого эфесянам потребовалось некоторое время, чтобы собрать средства на стройку. В какой-то момент, даже сам Александр Македонский предложил заплатить за восстановление храма при условии, что его имя нужно увековечить при строительстве в мраморе. Но Эфесяне тактично отказались от его слов, отмазкой, «что не годится, что Бог должен обеспечить строительство храма в честь богов.”

Новый храм был еще больше прежнего и имел 137 метров в длину, 69 метров в ширину и 18 метров в высоту. Его украшали более чем 127 колонн. Этот храм простоял шесть сотен лет, прежде чем был разрушен готами, восточногерманским племенем, в 3 веке нашей эры. Камни разрушенного храма уносились и использовались при строительстве других зданий. Некоторые из колонн собора Святой Софии, а также несколько статуй и других декоративных элементов по всему Константинополю первоначально принадлежали храму Артемиды.

Руины храма Артемиды сегодня.

Написать отзыв

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.